ПОЛНАЯ СТЕНОГРАММА ИНТЕРВЬЮ О.Тиуновой газете «ВЗГЛЯД» на тему «Поведение хоккеистов-профессионалов в быту»

http://vz.ru/society/2014/10/21/711576.html

Нам хотелось бы просто понять, насколько спортсмены-хоккеисты склонны к домашнему насилию, вообще к агрессии?

Нет такой статистики. Берите численность команды - вы видите только два «американских», скажем так, «официальных» случая. Если бы это было массовым явлением, то вы бы сегодня все с утра мне не звонили по этому информационному поводу. В этом интересе журналистов очевидно присутствует оттенок чего-то необычайного, то есть вы сами ответили на свой вопрос, поскольку все так остро среагировали на эту ситуацию, действительно, очень некрасивую, вернее, опять некрасивую. Все среагировали, значит, понятно, что к такому мы «непривыкшие»,  это не является распространенной нормой.

Случай с Варламовым, с Войновым – что это может быть? Это какая-то провокация со стороны подруг или это просто люди напряженные, или пока доказательств нет, сложно сказать?

Очень трудно сказать, в чем причина таких ситуаций, такого поведения. Но я думаю, что это в любом случае не провокация «подруг», они, по-моему, спят и видят, чтобы все было хорошо в их жизни с этими хоккеистами. По-моему, они прекрасно понимают правила этой игры. Перед Олимпийскими играми в Сочи были какие-то осторожные попытки предположить, что нашу команду таким образом хотят ослабить, но я думаю, что никаких тут политических околоспортивных тенденций, конечно, нет - это не тот уровень вообще. К сожалению, никуда не деться от ощущения, что причиной таких психологических срывов и такого некрасивого поведения является благоприобретенная распущенность.  Распущенность конкретных спортсменов, которые получают большие деньги, которые очень неплохо живут и у которых смещаются «границы» дозволенного и недозволенного в поведении. Кстати, наверное, в этом виноваты и их подруги, которые в определенный период жизни видимо из лучших побуждений «подыгрывают» своим парням, а потом это все оборачивается вот такими телесными повреждениями, а в итоге разрывами, трагедиями. Словом, эта история никого из участников не украшает. Поэтому и должны быть психологи в командах: чтобы велась комплексная работа, чтобы были понятны слабые места этих людей в личностном плане, чтобы проводилась профилактическая работа, чтобы стресс, который может быть и накапливается по каким-то причинам, был снят рациональными способами, и ситуация не доходила до травмирования близких. Причины  такого неблагополучного внутреннего состояния у спортсменов могут быть разными, но вот такая форма снятия стресса - непозволительна.

Хотелось бы узнать тогда, не может ли сказаться на этом языковой барьер? Психологи могут не понять менталитет или не найти общий язык со спортсменом другой страны, потому что, я так понимаю, там же англоговорящие американцы работают в командах или тоже приглашают иностранных психологов?

Я думаю, что при желании работу (российского) психолога можно организовать, причем по-разному: можно периодически приглашать русскоязычных психологов, можно пользоваться Скайпом, для того, чтобы определенная поддерживающая работа или скажем правильнее – психолого-педагогическое сопровождение проводилось очно-заочно. Я сейчас работаю с тремя взрослыми хоккеистами. С двумя из них мы периодически встречаемся в Москве, переписываемся, общаемся в Скайпе и по телефону, с третьим очень успешно работаем только через Скайп –  и он видит пользу, эффект.

Было бы желание – вот ответ.

Насколько охотно они идут на работу с психологом?

Все спортсмены относятся к этой работе по-разному. Тот, кто понимает, что психологическая подготовка – это часть спортивной подготовки, наряду с физической, технической, тактической, фармакологической в хорошем смысле этого слова, охотно обращается за консультацией.  Психологическое обеспечение – необходимая часть  комплексной спортивной подготовки. Эту работу осуществляет и тренер, в детско-юношеском спорте – и родители (уже насмотревшись и будучи умными людьми). На третьем этапе - сам спортсмен, имея некий опыт, внутренние наработки по саморегуляции, по оценке ситуации, отвечает за свое психическое состояние. А на четвертом этапе подключается уже спортивный психолог, «тренер по психологической подготовке». Словом, это направление (психологическое обеспечение спортивной подготовки) кем-то в профессиональной команде обязательно реализуется, вопрос: кем? Может быть, там нет психолога, что, конечно, неправильно, но наверняка есть врач, значит, именно он отвечает за спортсменов, «мониторит» их психическое состояние. Кстати, по поводу языкового барьера: мне кажется, наши профессиональные спортсмены уже все очень неплохо говорят по-английски,  это позитивное явление последнего десятилетия. Поэтому понять специалиста-психолога, в котором они вдруг стали нуждаться в той или иной жизненной ситуации, они способны.

То есть это не причина?

Я думаю, что нет. В наше время информационных технологий, возможностей очно-заочного общения… При имеющемся финансовом обеспечении профессиональных спортсменов можно оплатить психологу и командировку, провести 2-3 встречи и все встанет на свои места. Есть специальная литература для «самопомощи», в конце концов… Было бы желание! А когда на ум спортсмену приходит простейшая, так сказать,  примитивная реакция, чтобы компенсировать свои неудачи или снять стресс, тогда это все заканчивается минимум – некрасиво, максимум – печально.

 

english version | карта сайта

img2
img22
leviy
leviy_labirint
kollaj3
kollaj4
piramida
piramida2
piramida3
© Лаборатория физической культуры
и практической психологии, 2005-2017
Создание сайта comfysite.ru
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика