Конституция и физическое здоровье человека

В.Д.Сонькин, В.в.Зайцева, Д.В.Куличевский, Г.М.Маслова,  О.В.Тиунова,  А.Ю.Харевская

(Сонькин В.Д., Зайцева В.В., Куличевский Д.В., Маслова Г.М., Тиунова О.В., Хоревская А.Ю. Конституция и физическое здоровье человека. Сборник научных трудов "Физическая культура индивида", ВНИИФК, -М., 1994, с. 6-20)

Среди социальных задач, стоящих перед человечеством, поддер­жание здоровья - одна из приоритетных. Успехи медицины, осознание роли экологических условий, формирование современного активного образа жизни - все это факторы, положительно сказывающиеся на продолжительности активной жизни человека. Однако, по мере прод­вижения в этом направлении, все более становится ясно, что сло­жившийся в здравоохранении методологический подход, опирающийся на средне-статистическую норму, становится тормозом на пути науч­ного познания. Разумеется, уже несколько поколений врачей и дру­гих специалистов; занятых проблемой здоровья, отчетливо осознают и немало говорят об этом, однако реального продвижения на пути к новой методологии пока не происходит. Это в большой мере связано с той фундаментальной ролью, которую в здравоохранении играет по­нятие "нормы". Внимание к этой проблеме очень велико, но все же по-прежнему "норма" - это некий средний показатель, характеризую­щий более или менее локальную группу населения. Это может быть "возрастная норма", "популяционная норма", и т.п., но это всегда норма для группы, для населения. Профилактическая медицина, сос­тавляющая сегодня, вероятно, наиболее перспективный раздел науки о здоровье, и сделавшая колоссальные успехи в борьбе с массовыми инфекционными заболеваниями, привычно оперирует понятиями "норма" и "население", от чего уходит в тень здоровье отдельного человека.

Между тем, точные науки накопили уже немалый опыт описания объектов, методологически непригодных для выявления какой-либо "нормы". Более того, результаты такого подхода стали объектом пристального внимания философов, и в конечном счете сложилось но­вое - релятивистское - мировоззрение, охватывающее очень многие явления Природы. Но не человека, и в этом, на наш взгляд, с одной стороны - недостаток всех такого рода философских концепций, с другой стороны  -  отставание науки о человеке и его здоровье.

Каждый человек уникален и неповторим, но не в том смысле, что он выведен из-под действия каких-либо законов природы,  а в том, что индивидуальная норма не может быть заменена средне-ста­тистической. Вероятно, с этим согласятся очень многие. Вопрос состоит в том, какие подходы могли бы позволить выявить эту инди­видуальную норму и, вслед за тем, помочь человеку (каждому!) в течение всей своей жизни поддерживать в себе состояние, близкое к его "норме", к оптимуму. Размышляя на эту тему, мы пришли к убеж­дению, что это вопрос прежде всего мировоззренческий, а уж затем - конкретно-научный.

Философскиеаспектыпроблемы

Человек является частью Природы, и как все в ней, подчиняет­ся законам бытия материального мира. Законы же эти, познаваемые наукой, в сути своей просты.

Материя является нам в трех ипостасях - вещества, энергии и информации (М.Волькенштейн). Основные, базовые, фундаментальные законы Природы как раз и постулируют способы взаимодействия ве­щества с веществом, энергии с энергией, информации с информацией, а также вещества с энергией, энергии с информацией и информации с веществом. Сюда, к этому разряду законов, относятся законы Ньюто­на, Эйнштейна, Кулона, законы сохранения и некоторые другие.

Важно, что во всех своих ипостасях материя проявляет свойс­тво дискретности (Кремянский)- Законы Природы, сформулированные человеком, могут учитывать, а могут и не учитывать это свойство, но оно проявляется в реальном мире постоянно. Квантованность (дискретность) вещества была постулирована еще древними греками (Демокрит), и с тех пор неоднократно доказана. Квантованность энергии была доказана в XX веке (М.Планк), а квантованность ин­формации служит основополагающим принципом развития всей техноло­гии второй половины XX века. В биологии квантованность структур­ных единиц (клеток) и информационных структур (генов) и процессов (мутаций) также надежно доказана трудами биологов и физиков, осо­бенно во второй половине нашего столетия.

Другое свойство материи, также проявляющееся во всех ее ипостасях - периодичность, ритмичность (С.В.Мейен, Ю.В.Чайковс­кий) . Оно тесно связано с дискретностью, хотя и не кажется выте­кающим из нее непосредственно. Дело заключается в том, что по-квантовое изменение формы предопределяет соответствующее изме­нение функций,  причем в функциональных свойствах того или иного объекта квантованность становится скрытой,  завуалированной,  но проявляется именно в виде ритмически, регулярно повторяющихся ря­дов (С.В.Мейен). В физике волновая (ритмическая) и корпускулярная (квантовая)  модели строения материи слились в неразрывное целое (Л.Де Бройль,  Гейзенберг, Н.Бор). Наиболее явным и поразительным примером  этого Правила в химии служит Периодический закон Д.И.Менделеева, однако химия дает немало и других примеров прояв­ления этого же закона:  вспомним хотя бы ряды парафинов или спир­тов.  Ритмичность в живой природе выражается не только в наличии "гомологических рядов наследственной изменчивости" (Н.И.Вавилов), но и в четком ритме активности практически любых физиологических механизмов:  ритм сокращений сердца,  ритм дыхательных движений, ритм колебаний реснич&к кишечного эпителия,  ритмы электрической активности головного мозга, ритм смены сна и бодрствования и т.д. Многие десятилетия исследователи занимаются проблемой так называ­емых  "биологических часов",  разыскивая их пусковые механизмы в смене дня и ночи,  сезонов года и других внешних по отношению к живому причинах,  тогда как истина,  вероятно, состоит в том, что ритмические процессы имманентны Природе как таковой,  и чем выше уровень  организации наглядней в ней проявляются ритмические про­цессы.  Они могут проявляться в формах ритмической функциональной активности,  либо в формировании неких фрактальных структур [30], но они всегда есть.

Третье свойство материи состоит в ее способности к самоорга­низации [37]. Пожалуй, это наиболее сложное свойство, чаще других подвергающееся разного рода философским спекуляциям.  Именно по этому пункту разыгрывались наиболее отчаянные баталии между сто­ронниками телеологических и диалектико-материалистических взгля­дов на Природу. Причина этого заключена в том, что любой процесс, направленный на самоорганизацию, вступает в непримиримое противо­речие с классической термодинамикой,  постулирующей неизбежность нарастания энтропии в ходе любых физических событий  (Клазиус). Чтобы разрешить это противоречие применительно к биологии, Э.Шре-дингер вынужден был постулировать, что "организм питается отрица­тельной энтропией", и это послужило базой для формирования целого спектра "негэнтропийных" концепций развития (фило- и онтогенети­ческого) в биологии (см.например [1]).

И лишь в последние десятилетия,  благодаря разработке теории открытых систем Хакеном (синергетика) и Пригожиным (теория диссипативных структур), появилась надежда научным путем снять это противоречие [17, 29]. Согласно сегодняшним взглядам И.Пригожина, открытая термодинамическая система,. в полном согласии с постула­тами классической термодинамики, в целом "работает" в сторону на­растания глобальной энтропии. Однако внутри этой системы могут формироваться локальные диссипативные структуры, обладающие ко­лоссальным негэнтропийным потенциалом ввиду сложности своей орга­низации, причем возникновение таких структур (странных аттракто­ров, фракталов) является высоко вероятным, а потому практически неизбежным проявлением нарастания энтропии в условиях неоднород­ности пространства. Так естественным путем возникает "стрела вре­мени" - вектор, по которому все процессы во Вселенной могут дви­гаться только в одном направлении.

В развитие этих идей И.Пригожина можно предположить, что ве­роятность возникновения тех или иных диссипативных структур тем выше, чем большую скорость нарастания энтропии в системе они спо­собны обеспечить (разумеется, при прочих равных условиях). Благо­даря этому мир имеет постоянные и императивные стимулы к разви­тию, так как любое развитие, будучи по форме актом негэнтропий­ным, по сути приводит к ускорению диссипации энергии, независимо от самоощущения развивающейся структуры.

Итак, дискретность, ритмичность и способность к самооргани­зации - вот три свойства, три "кита", на которых возлежит все здание Законов Природы, а значит - и законов человеческого мате­риального бытия. И все эти три основополагающих Правила играют не всегда явную, но заглавную роль в формировании индивидуальности человека.

Примерами проявления дискретности в живой природе может слу­жить то разнообразие форм живого, которое мы наблюдаем в окружаю­щем нас мире. Вероятно, именно из-за дискретности палеонтологам редко удается найти переходные предковые формы, соединяющие сов­ременные нам виды в естественные таксоны. По этой же причине люди даже на первый взгляд столь сильно различаются между собой. Диск­ретность лежит в основе разнообразия [30], реализующегося в популяциях человека в форме типологии [ 12, 18, 22, 33 ]. Благодаря дискретности, для возникновения разнообразия достаточно сравнительно небольшого числа частных конструктивных решений, многовариантная комбинаторика которых обеспечивает решение огром­ного класса конкретных функциональных задач. Это убедительно продемонстрировал А.М.Уголев на примере эволюции важнейших физиоло­гических систем животного организма [26].

Ритмичность имманентна живому, и это сегодня не требует спе­циальных доказательств.  Важно лишь, что ритм нередко проявляется одинаково независимо от того, внешними или внутренними стимулами он обусловлен,  причем характер ритмической активности во многом зависит от формы,  то есть от "конструкции" системы.  На интерес­нейший пример ритмичности обратил внимание С.Лем:  в своей "Сумме технологии" он убедительно показал,  что развитие любого эволюци­онного ряда животных или растений, как и развитие технологии - то есть  творения человеческих рук - происходят по одному и тому же плану вот уже миллионы лет.  Сначала из малоспециалиэированной формы рождается нечто существенно новое (то, что А.Н.Северцов на­зывал "ароморфоэом" [20]);  затем это новое, доказав свои преиму­щества,  доходит до этапа гигантизма (динозавры,  "царь-пушка", "царь-колокол",  гигантские корабли и самолеты и т.п.), а затем достигает расцвета благодаря вэрывоподобному появлению множества узкоспециализированных форм,  жестко адаптированных к" конкретным заданным условиям существования (функционирования).

Другим поразительным примером ритмической природы всего су­щего и реальности фрактальных структур не только в живом,  но и в социальном развитии,  являются хронологические исследования мате­матика А.Т.Фоменко,  который выявил несколько периодически повто­ряющихся, как бы сцепленных между собой последовательностей исто­рических событий, в равной мере наблюдаемых на Западе и на Восто­ке,  в древнем мире и в современности [27].  Хотя автор, опираясь на эти данные,  пытается внести существенные коррективы в истори­ческую хронологию, это ему удается далеко не во всех случаях сде­лать убедительно. Альтернативным объяснением собранных Фоменко фактов,  по его собственному признанию,  может быть только ритми­ческая организация исторического процесса,  и,  видимо, это дейс­твительно так.

И, наконец, способность к самоорганизации лежит в основе эволюционного и возрастного развития, а также адаптации, приспо­собления живого к конкретным условиям окружающей его среды. Пути, по которым протекает развитие и адаптация, также ритмичны, как и все остальные акты Природы. Изменения формы происходят за счет дискретных изменений отдельных компонентов системы, а в целом система получает возможность функционировать на новом уровне.

Гипотезаисследования

Для человечества человек представляет собой самодостаточную ценность. Поэтому проблема поддержания на протяжении всей его жизни высокого уровня физической, интеллектуальной и психической активности, адекватной условиям его существования, не нуждается в аргументации с точки зрения ее актуальности. Нам представляется, что решить эту проблему можно только учитывая, что человек - ком­понент Природы, и как таковой, подчиняется всем ее законам. А следовательно, анализ индивидуальности человека должен базиро­ваться на ряде простых и ясных постулатов, вытекающих из наиболее фундаментальных Правил и законов Природы. Они могут быть сформу­лированы, например, следующим образом:

  1. Важнейшие законы Природы одинаково справедливы для живого и неживого, причем все многообразие проявлений физических, биоло­гических, психических и социальных свойств человека подчиняется этим фундаментальным законам.
  2. Свойства каждой из сторон, в комплексе составляющих инди­видуальность человека, дискретны.
  3. Практически все многообразие свойств нормального человека укладывается в конечное число вариантов (конституциональных ти­
    пов),  определяемых наследственностью, и составляющих нейро-физический статус человека.
  4. В рамках одного нейро-физического статуса (конституцио­нального типа) человек может находиться в различных психо-физических состояниях, ритмически повторяющихся (гомологичных) у представителей разных типов.
  5. Оптимальным психо-физическим состоянием человека является такое, при котором все его органы и системы функционируют адек­
    ватно его конституциональным особенностям и конкретным условиям жизни.

Эти постулаты легли в основу разрабатываемой нами концепции, цель которой - создание новой отрасли знания и технологии, спо­собной помочь каждому достичь своего оптимального психо-физичес-кого состояния.

Типологиячеловека

Представления о морфо-функциональной типологии человека были сформулированы еще в первой половине XX века. Наиболее глубоко они были развиты в трудах Шелдона [44], а также в работах В.Г.Штефко, А.Д.Островского [36], В.В.Бунака [3], Таннера [24] И ряда других исследователей. В области физической культуры и спор­та морфо-функциональная типология проявляется весьма отчетливо, что детально описано в исследованиях Э.Г.Мартиросова [13], Б.А.Никитюка [15], В.Б.Шварца [34] и др. При этом большинство ис­следователей отмечает наличие сочетаний признаков морфотипа не только с признаками функциональной организации, но и с параметра­ми психотипа.

В свою очередь, представления о типах психики человека раз­рабатывались такими выдающимися исследователями, как Фрейд, Юнг, Шелдон, Айэенк, Кеттелл и многими другими [28, 38, 39, 41, 44]. В трудах Шелдона и Таннера имеются указания на взаимодействие между сферами соматической и психической типологий. Однако ни в практи­ческой медицине (за исключением гомеопатии), ни в теории и прак­тике физической культуры (за исключением спортивного отбора) ти­пологические особенности, как правило, в расчет не принимаются. Это связано, в частности, с тем, что в реальной жизни практически не встречаются рафинированные варианты тех или иных типов [32], а идентификация смешанных типов на сегодняшний день представляет собой немалую проблему даже для профессиональных исследователей [12]. Одна из последних обзорных работ [45] по этому поводу с грустью констатирует резкое падение интереса к изучению типологии со стороны специалистов в сфере физической культуры и оздоровле­ния, подчеркивая при этом важность типологического анализа. Со временем типологический подход в научных исследованиях все более перемещался из сферы соматики в сферу психики и даже соционики, где типы, возможно, выражены более отчетливо.

То, что люди одновременно различны и схожи между собой, было отмечено еще древними,  причем их понимание "типа" было весьма научного знания европейского образца разрушило эти синтетические взгляды, выплеснув вместе с водой нестрогой терминологии также и младенца - идею о типологических различиях. Между тем, четыре стихии (вода, огонь, земля и воздух), давшие начало 4 основным темпераментам - флегматик, холерик, меланхолик и сангвиник - есть лишь образное выражение вполне реальных, существующих объективно и практически неизменных в процессе индивидуального развития свойств нервной системы. Недаром великий материалист И.П.Павлов немало времени и сил посвятил научному описанию темперамента.

Принципы построения типологии всегда примерно одинаковы. Для этого необходимо наличие нескольких векторов, каждый из которых может быть использован в качестве шкалы для измерения какого-либо свойства, а интегральная оценка производится на основании частных оценок по всем используемым векторам.

Так, в древнейшей типологии темперамента следовало по опре­деленным правилам измерить содержание четырех мировых стихий, и из этого определялась принадлежность к тому или иному типу. Сов­ременная типология характера человека опирается на измеряемые свойства нервной системы - силу, лабильность и возбудимость [25]. Антропологическая типология количественно оценивает степень выра­женности экто-, мезо- и эндоморфии [40]. Психологические типоло­гии, в зависимости от цели ее создателей, оценивают различные стороны психики человека с разной степенью детализации, но всегда по этому же принципу. Иногда различия могут быть оценены только по одному единственному вектору. Такова, например, развиваемая В.П.Казначеевым бинарная типология по критерию "спринтер"/"ста-йер" [9]. По-видимому, наиболее перспективным является подход, разрабатываемый в последнее время рядом философов [5, 19, 23] и опирающийся на принципы политетической классификации, который обеспечивает интегральный учет всего комплекса рассматриваемых свойств. В этом случае, проблема сводится к выбору необходимого и достаточного набора векторов, составляющих политетическое прост­ранство, а также к разработке способов оценки местоположения конкретных свойств конкретного человека на каждом из векторов.

Таким образом, теоретическая задача типологизации сводится к поиску необходимого и достаточного набора векторов, а также формулированию интегративных оценок свойств каждого из типов.

Первая прикладная задача состоит в разработке способов идеитетическом пространстве, разработке модельных характеристик опти­мума для каждого из вариантов (типов) и соотнесении свойств инди­видуума с параметрами соответствующей модели.

Вторая прикладная задача заключается в разработке средств и методов оптимизации состояния человека с учетом его принадлежнос­ти к тому или иному типу и конкретных условий его бытия.

Свойства каждого из векторов, пригодных для использования в целях типологизации, должны быть следующими. Во-первых, измеряе­мый признак должен быть прост, дискретен и однозначно определяем. Во-вторых, степень выраженности этого признака у людей должна быть достаточно вариативна. В-третьих, векторы должны быть неза­висимы друг от друга, то есть между ними не должно быть каких-ли­бо причинно-следственных взаимоотношений. В-четвертых, векторы должны характеризовать признаки одного уровня, то есть они должны быть рядоположенными. И, наконец, в-пятых, желательны доказатель­ства того, что описываемые векторами признаки достаточно консер­вативны (наследуемы).

Следует особо подчеркнуть важность последнего критерия: вероятно, значительная часть "провалов" попыток создания и ис­пользования разнообразных схем типологизации человека является следствием эклектичного подбора измеряемых признаков, часть из которых на самом деле характеризует нейро-физический статус, а другие - текущее психо-физическое состояние. Обе эти группы приз­наков в одинаковой мере важны, когда речь идет об индивидуальной оценке уровня здоровья человека, но их свойства существенно раз­личны.

Конкретные особи любой типологической разновидности в реаль­ных условиях существования подвергаются разнообразным внешним воздействиям, в том числе и физическим нагрузкам. Возникает адап­тационная реакция соответствующих органов и систем организма, специфичная для данной типологии, изменяется текущее состояние организма. Динамика текущего состояния чрезвычайно лабильна и в пределах, лимитированных нейро-физическим статусом, тесно связана с характером и интенсивностью внешних воздействий (например,тре­нировочного режима). Конкретный экспериментальный материал, ил­люстрирующий эти положения, представлен в статье И.В.Никишина и В.Д.Сонькина "Индивидуальный подход в физическом воспитании сту­дентов" в настоящем сборнике.

Очевидно, что при оздоровительной тренировке в совершенствовании (т.е.адаптивной перестройке на тканевом и органном уровне) нуждаются именно эти значительно более подвижные составляющие, в соотношении, зависящем не только от конкретной задачи занятий, но и от индивидуального статуса (конституционального типа). Лишь в этом случае можно говорить об оптимальности оздоровительной тре­нировки для данного человека. Некоторые прикладные аспекты этой проблемы рассмотрены в статье Зайцевой В.В. и Сонькина В.Д. "Оп­тимизация двигательных режимов на основе типологических особен­ностей индивида".

Проблемытестированния Разделение всего множества свойств, проявляемых человеком, на характеристики статуса и характеристики состояния, ставит третью прикладную задану: разработки целостной и непротиворечивой системы тестирования, способной обеспечить как идентификацию ти­пологической принадлежности индивида, так и оценку уровня его фи­зических кондиций. Только на основе всего этого комплекса инфор­мации можно разрабатывать адекватные и персонифицированные реко­мендации, ведущие к оптимизации состояния.

При решении этой задачи необходимо отдавать себе отчет в том, что для характеристики нейро-фиэического статуса, текущего психо-физического состояния и двигательной готовности требуются совершенно различные тесты. Поэтому прежде, чем формировать бата­рею тестов, необходимо четко определить цель, ради которой осу­ществляется это тестирование.

Так, для идентификации конституционального типа (нейро-фиэи­ческого статуса), что может быть важно при профессиональном и спортивном отборе, а также при выборе средств и методов оздоров­ления необходимо использовать только такие тесты, которые способ­ны охарактеризовать основные векторы, соответствующие перечислен­ным выше критериям. Вероятно, количество таких векторов должно быть не более 4: соматотип, нейротип, психотип и вегетотип.

Дискретная оценка местоположения по каждому из векторов в отдельности позволит получить интегральную 'оценку конституцио­нального типа, причем общее количество возможных вариантов таких оценок будет не столь уж велико. Другое дело, что для оценки мес­тоположения на каждом из векторов потребуется использования не одного, а группы тестов (измерений). В частности, для оценки со-матотипа требуется произвести не менее 10-15 измерений антропометрических показателей (подробнее см. статью М.В.Бурчик и В.В.Зайцевой в этом сборнике); для оценки нейротипа необходимо проведение 3-5 частных тестов (алгоритм тестирования и оценки представлен в статье А.Ю.Харевской), и т.д.

Важно, чтобы тесты этого класса оценивали показатели,  не только консервативные по своей природе,  но и хорошо отражающие дискретность и вариативность измеряемых свойств.  Здесь требуется проведение статистического анализа широкого набора показателей с целью поиска таких,  которые распределены в популяции полимодаль­но, что само по себе уже позволит использовать их для дифференци­альной диагностики нейро-физического статуса.  Проведенные нами популяционные исследования (см.  статью А.Айэакова и В.Д.Сонькина в этом сборнике) дают основания полагать,  что господствующие в антропологии и гигиене представления о нормальности распределения большинства показателей в популяциях человека далеки от истины. На самом деле,  многие антропометрические,  функциональные и пси-хо-физиологические показатели имеют полимодальное распределение и по этому критерию вполне пригодны в качестве маркеров нейро-физи­ческого статуса.  В частности,  весьма интересные индивидуальные особенности  выявляются при анализе пульсовых режимов привычной двигательной активности (см.статью О.В.Тиуновой и Д.А.Фильченкова) .

Совершенно иной подход должен быть при выборе тестов для оценки текущего психо-физиологического состояния.  Показатели (и, соответственно,  тесты), используемые для этой цели, должны менее всего зависеть от конституциональных особенностей, и в равной ме­ре успешно и достаточно интегрально оценивать функциональное сос­тояние людей любых типов. По,-видимому, к этому классу тестов мож­но отнести PWC170,  хорошо зарекомендовавшего себя как в спортив­ной практике  [10],  так И в широких популяционных исследованиях [42].  К этому же классу.тестов могут быть  причислены некоторые метаболичейкие пробы (например,  см. статью Г.М.Масловой, а также статью С.Н.Горловой и В.Д.Сонькина). Возможно, что как для оценки нейро-физического статуса,  так и для оценки психо-физического состояния могут с успехом использоваться разрабатываемые в пос­ледние  годы эргометрические тесты (см.  статью И.А.Корниенко и др.)

Поскольку основным средством профилактики заболеваний и оз­доровления мы полагаем адекватные физические нагрузки,  важнейшим элементом системы тестирования должны быть тесты для оценки акту­альной двигательной готовности. Хотя такого рода комплексы тестов давно существуют (например, ГТО), их состав нередко выбирается достаточно произвольно, сообразно сложившимся представлениям о "структуре двигательной подготовленности". Между тем, среди этих тестов могут встречаться как такие, которые характеризуют консер­вативные признаки нейро-физического статуса, так и такие, которые описывают лабильные параметры психо-физического состояния. Диффе­ренциальный анализ тестов двигательной подготовленности и их от­несение к тому или другому классу - очередная задача, без решения которой не может быть сформирован адекватный тренировочный режим, направленный на оптимизацию психо-физического состояния. Некото­рые экспериментальные подходы к решению этой проблемы нашли отра­жение в статьях М.В.Бурчик и В.В.Зайцевой, а также Н.И.Лукьянчен-ко, Сонькина В.Д. и Зайцевой В.В.

Заключительныезамечания

Тесная взаимосвязь конституции человека с его здоровьем эм­пирически давно известна (Черноруцкий), однако все еще остается малоизученной, поскольку наука пока не отработала инструментарий для исследований такого рода. Не менее известно, что представите­ли различных конституциональных типов обладают различным спектром способностей в двигательной сфере [13, 32]. С третьей стороны, можно считать достаточно твердо установленной взаимосвязь адек­ватной физической активности с уровнем здоровья [8, 43]. Соединив эти три утверждения, мы получаем формулу: здорбвье через типоло­гически адекватную физическую активность, реализация которой на практике представляет собой увлекательную задачу, но уже не науч­ную, а технологическую.

Рациональный подход к разработке технологии оздоровления на основе синтетической концепции конституции человека, должен вклю­чать следующие компоненты:

Разработку алгоритмов выработки индивидуальных рекоменда­ций, учитывающих задатки, текущее состояние и уровень тренирован­ности человека, а также социальные условия его жизни.

Реализацию этих алгоритмов с помощью современных компь­ютеров, которые не заменят учителя (тренера, инструктора), но су­щественно облегчат его работу по оценке и разработке индивидуаль­ных программ.

Будучи реализованной, такая технология может стать серьезной основой для модернизации и оздоровления образа жизни миллионов людей, что сулит немалый экономический и социальный эффект разво­рачивающихся нынче фундаментальных и прикладных исследований. Ре­зультаты некоторых из них составляют основное содержание настоя­щего Сборника научных работ лаборатории проблем моделирования и комплексного тестирования ВНИИФК.

 

Литература

  1. Аршавский И.А. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального развития (основы негэнтропийного онтогенеза). -М.:Наука, 1985.
  2. Бор Н. Атомная физика и человеческое познание.- М., 1961.
  3. Бунак В.В. Теоретические вопросы учения о физическом раз­витии и его типах у человека // Ученые записки МГУ.- N 34. Антро­пология.- М., 1940, с.7-57.
  4. Вайндрух Ф.А., Смирнова Н.С. Некоторые итоги изучения проблемы "телосложение и болезни" (Обзор) // Вопросы антрополо­гии, 1972, ВЫП. 42, С.137-152.
  5. Витгенштейн Л. Логико-философский тректат.-М.:Наука,1978.
  6. Волькенштейн М.В. Современная физика и биология // Вопро­сы философии, 1989, N 8, с.20-33.
  7. Гундаров И.А., Киселева Н.В., Копина О.С. Медико-социаль­ные проблемы формирования здорового образа жизни. Обзорная инфор­мация. Медицина и здравоохранение. Серия: Формирование здорового образа жизни.- М. : НПО "Союзмединформ",1989, вып.2.
  8. Зациорский В.М. Влияние занятий спортом на продолжитель­ность жизни:Обэор//Теор.и практ.физ.культ.,1988, N 5, с.12-17.
  9. Казначеев В.П. Очерки теории и практики экологии челове­ка.- М. :Наука, 1983. 
  10. Карпман В.Л., Белоцерковский З.Б., Гудков И.А. Тестиро­вание в спортивной медицине.- М.:Физкультура и спорт, 1988.
  11. Кремянский В.И.  Структурные уровни живой материи. М.:Наука, 1969.
  12. Куршакова Ю.С.Теоретические и методические основы пост­роения антропометрических стандартов широкого и продолжительного действия: Автореф.дис...докт.биол.наук.- М., 1987.- 48 с.
  13. Мартиросов Э.Г. Методы исследования в спортивной антро­пологии. -М. : Физкультура и спорт, 1982.
  14. МейенСВ. (Нетривиальная биология) Заметки о ... // Журнал общей биологии, 1990, N 1.
  15. Никитюк Б.А. Факторы роста и морфофункционального созре­вания организма.- М.: Наука, 1978.
  16. Планк М. Религия и естествознание // Вопросы философии, 1990, N 8.
  17. Пригожий И. Переоткрытие времени // Вопросы философии, 1989, N 8, С3-19.
  18. Рогинский Я.Я. Закономерности связей между признаками в антропологии // Сов.этнография, 1962, N 5.
  19. Розова С.С. Классификационная проблема в современной на­уке.- Новосибирск: Наука, 1986.
  20. Северцов А.Н. Морфологические закономерности эволюции. Собр.соч. Т.5.- М.-Л.: Иэд-во АН СССР, 1949.
  21. Селье Г.Очерки об адаптационном синдроме.-М.:Медгиз,1960.
  22. Смирнова Н.С. Анализ внутригрупповой изменчивости основ­ных соматических компонентов // Морфологические исследования в антропологии.- М., 1970, с.5-26.
  23. Сокулер З.А. Проблема обоснования знания (Гносеологичес­кие концепции Витгенштейна и К.Поппера).- М.: Наука, 1988.
  24. Таннер Дж. Рост и конституция человека // Биология чело­века.- М.:Мир, 1979, с.366-471.
  25. Теплое Б.М.,  Небылицын В.Д.  Изучение основных свойств нервной системы и их значение для психологии индивидуальных раз­личий:  Хрестоматия    по психологии / Под ред.  А.В.Петровского. М.: Просвещение, 1987, с. 269-274.
  26. Уголев A.M. Гипотеза о возможности эволюции и специали­зации функций на основе рекомбинации и транспозиции элементарных функциональных блоков // Журнал эволюц.биохим.физиол., 1982, т.18, с.11-26.
  27. Фоменко А.Т. Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к хронологии.- М.: Иэд-во МГУ, 1990.
  28. Фрейд 3. Я и Оно. Труды разных лет. Том 1. - Тбилиси: Мерани, 1991.
  29. Хакен Г. Синергетика. - М.: Мир, 1985. 30. Чайковский Ю.В. Познавательные модели, плюрализм и выживание // Путь, 1992, N 1, с.62-108. 
  30. Черноруцкий М.В. Биохимическая характеристика основных конституциональных типов // Клиническая медицина, 1938, т.16, N 10, с.1300-1310.
  31.        Чтецов В.П. Строение тела и спорт.- М.: Иэд-во МГУ,1968.
  32. Чтецов В.П. Конституции человека // Итоги науки и техни­ки. Сер.Морфология человека и животных. Антропология.- М., 1974, т.б, с.71-99.
  33. Шварц В.Б., Хрущев СВ. Медико-биологические аспекты спортивной ориентации и отбора.- М.: Физкультура и спорт, 1984.
  34. Шредингер Э. Что такое жизнь с точки зрения физики ? - М.: Наука, 1947.
  35. Штефко В.Г., Островский А.Д. Схемы клинической диагнос­тики конституциональных типов.- М.-Л.: Медгиз, 1929.
  36. Эйген М. Самоорганизация материи и эволюция биологичес­ких макромолекул.- М.: Мир, i973.
  37. Cattell R.B. The scientific analysis of personality.-Baltimore: Penguin Books Inc., 1965.
  38. Eysenk M.W. Anxiety and individual differences // Stress and fatigue in human performance/Ed.by R.Hockey.-Chichester,1983.
  39. Heath B.H., Carter L. A modified somatotype method // Am.J.Phys.Anthrop., 1967, V.27, pp.57-74.
  40. Jung K. Psychological types. Collected papers on analytical Psychologie. London, 1917, p.287.
  41. Lange Andersen K. Physical activity in health and disease. - Oslo,1966.

 

 

 

 

 

english version | карта сайта

img2
img22
leviy
leviy_labirint
kollaj3
kollaj4
piramida
piramida2
piramida3
© Лаборатория физической культуры
и практической психологии, 2005-2017
Создание сайта comfysite.ru
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика